О борьбе со страстью чревоугодия

О борьбе со страстью чревоугодия

О борьбе со страстью чревоугодия
Апостол Павел говорит: «Те, которые Христовы, распяли плоть со страстями и похотями. Если мы живем духом, то по духу и поступать должны» (Гал. 5, 24-25). Что значит распять плоть с ее страстями и похотями? Это значит вести самоотверженный подвиг борьбы со страстями; это значит, что истинные христиане борются с греховными страстями и поборают, искореняют их с помощью Божией.

А как знать, с какой именно страстью в себе бороться? Для этого надо получше узнать себя, рассматривая свое душевное устроение, наблюдая за собой и замечая, какие греховные страсти больше всего нас борют, к чему больше имеем склонности и какие поступки, чувства и мысли в нас преобладают.

Одной из страстей, наиболее борющих всех людей, является страсть чревоугодия — разновидность плотоугодия. Выше нами указаны признаки этой страсти. Читая их и внимательно всмотревшись в них, можем судить, есть ли в нас эта страсть.

Относительно страсти чревоугодия, как и по отношению к другим страстям, христианин может быть в трех состояниях:

1) или страсть владеет им — он удовлетворяет страсти, действует по страсти;

2) или он сопротивляется страсти, борется с ней, однако еще имеет ее в себе;

3) или наконец, когда в борьбе с чревоугодием, через противоположную чревоугодию добродетель воздержания, христианин искоренил страсть и только борется с приражениями страсти совне.

Страсть чревоугодия в том или ином виде борет почти каждого человека, ибо связана бывает с естественной потребностью питания. Преподобный Иоанн Лествичник называет страсть чревоугодия «мучительницей всех людей, купившей всех золотом ненасытной алчности и связанной с нами естеством (т. е. самой потребностью тела)». И достойно удивления, говорит св. отец, если кто прежде сошествия в гроб совсем освободится от борьбы со страстью чревоугодия.

Преподобный авва Дорофей в одном из своих поучений приводит практические наставления и примеры, как путем самонаблюдения и самопроверки можно узнавать свое душевное устроение: побеждаемся ли мы страстью, владеет ли нами страсть чревоугодия или мы боремся с ней и побеждаем ее. Если случается, говорит он, вкушать тебе пищу с другими, то надо замечать за собой и смотреть: владеешь ли собою и можешь ли ты удержаться и не взять раньше других, когда будет подана вкусная пища, которая тебе нравится, или же влекомый неудержимым желанием не в силах проявить такого самообладания? Стараешься ли не обидеть своего соседа и не взять со стола больший или лучший кусок из чего-либо разрезанного на части, а другому оставить меньший? «Ибо случается, — говорит преподобный авва Дорофей, — что иной не стыдится даже протянуть руку и положить меньшую часть брату, а большую часть взять себе». Также надо замечать, можешь ли ты удержаться от многих кушаний и, сидя за столом, не придаешься ли жадности и пресыщению (объядению), как это часто со многими бывает. Замечай и то, нет ли неудержимой привычки есть, не зная ни времени, ни определенного часа еды, и можешь ли, когда придет помысл о еде, усилием воли и страхом Божием удержаться от этого преждевременного ядения?

И так, наблюдая над собой, будешь приходить к познанию своего душевного устроения.

Надо знать и то, что страсть чревоугодия, как и страсть блуда, коренится в теле и возбуждается иногда без содействия души — «по одному раздражению потребности питания», из которой происходит. Но по тесной связи с телом и душа вовлекается в страсть, становится порочной, страстной. Поэтому бывает и обратное явление, когда душа, ставшая через тело сластолюбивой, преждевременно и прежде телесной потребности в пище влечет человека к вкушению пищи несвоевременному и сверх потребности — по одной страсти.

Отсюда явно, что страсть чревоугодия, как и другие плотские страсти, «происходит от порочности души и тела». Поэтому и побеждена она может быть не иначе как упражнением и трудом обоих — тела и души.

С чего начинать и как вести борьбу со страстью чревоугодия?

Начало врачевания всякой страсти и всякого греха — покаяние, сокрушение и плач о своих грехах, с теплой молитвой и припаданием ко Господу о помощи. По совету преп. Варсонофия Великого, надо повергать себя с плачем перед Господом, да подаст силы поборать страсть. А без болезни сердечной, без сердечного сокрушения, без трезвения, плача и страха Божия нельзя обуздать угождение чреву. Все страсти препобеждает смирение, которое всякий приобретает многим трудом, в особенности трудом сердечного сокрушения (о своих грехах) и плача о грехах. «Смирение и послушание суть искоренители всех страстей и насадители всяких благих. Ибо Господь говорит: Я живу… с сокрушенными… духом» (Ис. 57, 15).

Успешно побеждать страсть чревоугодия можно только при условии, если будем иметь страх Божий, который есть начало всякой добродетели. Ибо страхом Господним уклоняется всяк от зла (Притч. 1, 7; 15, 27).

Страх Божий — начало нашего спасения и его охрана: от него зависит и им полагается начало обращения от греха, им совершается очищение от страстей, и в тех, которые вступили на путь к совершенству, страхом Божиим приобретаются и охраняются и все добродетели. «Если хочешь победить чревоугодие, — говорит преп. Ефрем Сирин, — возлюби воздержание, имей страх Божий — и победишь». Свв. отцы учат, что человек приобретает страх Божий, если имеет память смерти и память мучений, если испытывает себя, как живет (каждый вечер испытывает себя, как он провел день, и каждое утро — как прошла ночь), если не будет дерзновенен (вольным) в обращении и если будет общаться с людьми, боящимися Бога (имеющими страх Божий).

Таким образом, страху Божию научает нас прежде всего память о последних четырех событиях жизни, ожидающих каждого человека: о смерти, суде, аде и рае. Свт. Тихон Задонский, поучая христиан доброй нравственности, заповедовал «помнить последних четыре: первое — смерть, никому неминуемую и различным образом восхищающую; второе — Суд Страшный, где за каждое слово, дело и помышление злое — ответ воздадим; третье — ад или муку вечную, конца неимущую, грешников ожидающую; четвертое — Царство Небесное, верным, свято житие провождающим, уготованное». Поэтому-то преп. Иоанн Лествичник, имея в виду важность для борьбы с чревоугодием страха Божия и указанных способов его стяжания, указывает, что воюет против страсти память своих согрешений, память тяжести и греховности порока чревоугодия и сильно враждует против чревоугодия помышление о смерти. Ибо «основание чревоугодия — долговременный навык, бесчувственность души и забвение смерти». «Будем укрощать чрево памятью о будущем огне», — увещает преп. Иоанн Лествичник. У некоторых, особенно юных возрастом, если внимательно всмотреться, объядение есть единственная причина плотской нечистоты и плотских падений, с ними случающихся. Поэтому будем укрощать свое чрево, ибо Писание говорит, что ничто нечистое не войдет в Царствие Небесное.

Для успешной борьбы со страстью нужна решимость противиться ей, нужны нелюбовь, омерзение, неприязнь к чревоугодию; это основная духовная сила в борьбе с плотоугодием.

Чтобы упрочилась в душе неприязнь, нелюбовь к чревоугодию, нужен страх Божий и необходимо многое упражнение души, укрепление ее в решимости не предаваться этой страсти. «Нельзя жить без труда, и никто не увенчивается без подвига. Принуждай себя, — говорит преп. Варсонофий Великий, — подвизайся о своем спасении и поможет тебе Бог, который хочет, чтобы все люди спаслись и достигли познания истины (1 Тим. 2, 4)».

Первым долгом надо хорошо осознать и помнить гнусность и зловредность этой страсти, пагубность ее в этой и будущей жизни, как это видно на евангельском богаче (Лк. 16, 23 — 24). Чревоугодники и пьяницы не могут наследовать Царствия Божия, ибо поклоняются вместо истинного Бога — богу-чреву. Чревоугодие угашает в нас духовную жизнь, делает плотскими, уподобляя бессловесным животным, вредит телесному здоровью, открывает вход в душу прочим губительным страстям: блудной страсти, сребролюбию, гордости и др. Покой телесный, насыщение чрева и излишнее употребление вина, по словам преп. Варсонофия Великого, рождают все страсти. «Началом всему худому, — утверждает преп. Исаак Сирин, — служит упокоение чрева и расслабление себя сном, возжигающее блудную похоть. Как от семени пота постов произрастает колос целомудрия, так от сытости — распутство и от пресыщения — нечистота. Всем известно, что всякой борьбе со грехом и вожделением служит началом труд бдения и поста«, особенно если кто борется с плотскими грехами. Укрощение чрева полагает начало победе над блудной похотью и другими страстями. «Тот никогда не может подавить возбуждений плотской похоти, когда она загорится, кто не силен бывает обуздать порывов чревоугодия». Чистота внутреннего человека распознается по совершенству этой добродетели. Ибо кто не мог укротить страсть чревоугодия — страсть явную и малую, тот как возможет победить страсти тайные, проторгающиеся без всяких свидетелей? Поэтому будь господином над своим чревом, увещает преп. Иоанн Лествичник, прежде, нежели оно тобой возобладает, и тогда, впавши в ров постыдных плотских беззаконий, будешь вынужден со стыдом воздерживаться. Даже льва можно укротить лаской, но чем кто более угождает телу, тот еще более усиливает его свирепость.

Чревоугодие характеризуется ослаблением самообладания, слабостью воли в области воздержания от пресыщения и сластолюбия. В этом отношении имеет значение душевное воздержание, укрепляющее волю и усовершающее внутреннего человека, воспитывающее терпение, самообладание и выдержку. «Воздержание, — по выражению преп. Ефрема Сирина, — есть нрав терпения». Кто не удержим в гневе, нетерпелив, раздражителен, злоязычен и спорлив, тот не сможет владеть собой и в борьбе с пресыщением и сластолюбием. Поэтому преп. Варсонофий Великий, чтобы успешно бороться с чревоугодием, советует: «Перестань быть гневливым, раздражительным, завистливым, спорливым, не разбирай других, унижая или осмеивая их».

Чтобы отвлечь душу от плотского и сосредоточить ее внимание а духовном, прививая вкус к духовному и всему чистому и божественному, свв. отцы и подвижники предлагают ряд упражнений для души. А именно:

1) духовные занятия: чтение и вседушное усвоение слова Божия; чтение наставлений свв. отцов и подвижников о борьбе с чревоугодием и о высоте воздержания и чистоты;

2) размышления о превосходстве, пользе и духовной красоте добродетелей воздержания и трезвения, чистоты и целомудрия. Ибо одна только христианская добродетельная жизнь, особенно чистота тела и души, дает истинную радость, мир и духовное наслаждение;

3) размышление о скоротечности и непостоянстве земных наслаждений и о небесных вечных благах и красоте небесных предметов, о блаженстве будущей жизни, уготованном всем подвизающимся и любящим Господа. «Мы никак не можем презреть удовольствия настоящей пищи, — говорит преп. Иоанн Кассиан, — если ум, предавшись божественному созерцанию, не будет услаждаться больше любовью добродетелей и красотою небесных предметов. Излишнее пожелание пищи надо подавлять ради добродетелей».

4) желание совершенства и чистоты также может погашать похоть пространнопитания и чревоугодия; принимая пищу и удовлетворяя телесной потребности питания, надо быть весьма внимательным к себе, чтобы не повредить целомудрию, рабствуя вожделению чрева и души.

Все сказанное касается, главным образом, души. Что же касается упражнений телесных в борьбе со страстью чревоугодия, то это выражается прежде всего в воздержании от угождения чреву — в воздержании, выражающемся в том, чтобы не есть раньше определенного часа, не желать и не выискивать изысканной и вкусной пищи и не пресыщаться, не объедаться пищей, а насыщаться умеренно, благодаря Бога за Его дары.

«Укрепляй свою волю, владей собой!» — наставляет преп. Ефрем Сирин. Не предавайся духу чревоугодия: не выискивай кушаний дорогих или в обилии предлагаемых, не ешь не вовремя, кроме определенного часа, не возбуждайся к алчности привлекательностью кушаний и не желай со страстью то одного, то другого, не смотри и не бросайся с жадностью на кушанья. Будь господином над своим чревом!

Владей собой! Избегай ходить на пиры и попойки, не услаждайся приятным вкусом вин, не пей вина без нужды, не выискивай разных напитков, не гоняйся за удовольствием — пить искусно приготовленные смеси, не употребляй без меры не только вина, а если можно, то и воды.

Христианин! Будь господином над собой, над своим чревом — владей собою! Ты обещался Христу идти узким и тесным путем. Посему утесняй свое чрево, ибо, угождая ему и расширяя его, ты отвергнешься своих обетов. Но внимай и услышишь Говорящего: «Широки врата и пространен путь, ведущие в погибель, и многие идут ими… тесны врата и узок путь, ведущие в жизнь, и немногие находят их»(Мк. 7, 13 — 14).

Вот несколько примеров из отеческой жизни, показывающих, как подвижники благочестия решительно боролись с невоздержанием, укрепляли свою волю и самообладание, в самом начале пресекая помыслы и желания угождения чреву и плоти. В «Древнем Патерик» повествуется: взалкал однажды утром некоторый брат и боролся со своим помыслом, чтобы не вкушать пищи до третьего — по нашему до 9 часа; когда настал этот час, он решил терпеть до шестого — по нашему 12; когда наступил этот час, он размочил хлеб и, сев вкусить, опять встал и сказал себе: потерплю до девятого — по нашему до 3 часов пополудни; настал и этот поздний час, и старец, сотворив молитву, видит силу диавола, как дым выходящую из недра его. Таким образом миновалась его алчба.

Когда авва Зенон, странствуя в Палестине и утомившись, сел у огуречного огорода подкрепиться пищей, то помысл говорил ему: возьми один огурец и съешь, что в этом важного? Но постник отказал своему помыслу, говоря: «Разве не знаешь, что воров подвергают наказанию? Испытай сам на этом самом месте, можешь ли перенести наказание?» И вставши, он пять дней простоял на жаре и, будучи изнурен жарой, сказал себе: «Не могу снести наказания!» Потом говорит своему помыслу: «Если не можешь, то не воруй и не ешь». Так старец наказал себя только за один помысл сорвать и съесть огурец.

Повествуется и о другом старце, которому захотелось съесть огурец. Желая закалить свою волю и самообладание, старец взяв огурец, положил его пред своими глазами и так долго он лежал у него. И, не будучи побежден похотью, он еще и раскаивался, укоряя самого себя, что при всем этом имел пожелание.

Сохранился рассказ об авве Диоскоре Нахиастском. Хлеб у него был ячменный и из чечевицы. Постоянно упражняясь в добродетели воздержания, он каждый год полагал начало одному какому-нибудь упражнению в этой добродетели, говоря: в этот год я не буду встречаться ни с кем, или не стану говорить, или не буду есть вареного, или не буду есть яблок или овощей. Так приступал он к каждому делу, упражняясь в воздержании: оканчивая одно, принимался за другое, и это делал каждый год.

В приобретении навыка воздержания в пище надо придерживаться определенной последовательности, и делать это с рассуждением, на что указывает преп. Иоанн Лествичник. Один из последователей учения Оригена по имени Евагрий Понтийский (3 век) высказывал такое крайнее мнение. «Когда наша душа, — говорил он, — желает различных снедей, тогда надо изнурять ее хлебом и водой». «Предписывать это, — утверждает преп. Иоанн Лествичник, — то же, что сказать малому отроку, чтобы он одним шагом взошел на самый верх лестницы». С таким мнением Евагрия нельзя согласиться: если душа желает различных снедей (кушаний), то она ищет свойственного своей природе. «И потому, — говорит св. отец, — против хитрого нашего чрева надо и нам употребить благоразумную осторожность, и когда нет сильной плотской брани и не предстоит случая к плотскому падению, то навыкать воздержанию будем в строгой последовательности, а именно: прежде всего будем отсекать — воздерживаться от пищи утучняющей (раскармливающей плоть, напр., пищи мясной и очень жирной), потом от разжигающей (например, пряностей, хмельных напитков, пищи с острыми приправами), а после и от пищи услаждающей. Если можно, давай твоему чреву пищу достаточную и убодоваримую, чтобы насыщением отделываться от его ненасытной алчности и через скорое переваривание пищи избавиться от (плотского) разжения, как от бича. Вникнем и усмотрим, что многие из яств, которые пучат живот, возбуждают и движение похоти».

При всяком употреблении пищи, и редком и частом, никак не следует допускать пресыщения пищей. Прежде всего в борьбе с чревоугодием надо оставить пресыщение, а затем и услаждение пищей. Чтобы подавить навык желать и употреблять большее количество пищи, чем требует организм и сытость, и чтобы побороть страстное услаждение пищей, надо пищу употреблять простую и не изысканно разнообразную, легко приобретаемую, сообразно со средствами и общим обычаем и употреблением.

От обуздания плоти умеренным и постоянно одинаковым употреблением пищи постепенно начнут ослабевать вообще страсти, а в особенности корень всех страстей — самолюбие, которое состоит в бессловесном люблении плоти, в пристрастной любви к покою и жизни плоти.

Позывы к жадности и сластолюбию при принятии пищи сдерживаются и умеряются молитвенным призыванием благословения Божия перед едой и благодарением за дарованное во время и после еды. «Пищу вкушать надо, — наставляет свт. Василий Великий, — не выказывая бешеной жадности, но во всем соблюдая твердость, кротость и воздержанность от удовольствий, даже в это самое время (еды) имея ум, непраздный от мысли о Боге; напротив же того, самое свойство снедей и устройство приемлющего их тела надо обращать в предлог к славословию Домостроителя вселенной, Которым промышлены различные рода снедей, приспособленные к свойству тел».

На принятие пищи должен быть назначен определенный час (время завтрака, обеда, ужина). И, борясь с чревоугодием, чтобы укрепиться в воздержании чрева, надо наперед себе назначить и держать предосторожность, отнюдь не позволяя себе принять что-либо из пищи или пития вне трапезы (столовой) прежде определенного, общего для всех часа, назначенного для подкрепления пищей.

В борьбе с чревоугодием, чтобы укрепить волю и приобрести навык воздержания, необходимо соблюдать посты, предписываемые Церковью всем христианам: в среды и пятницы, в четыре годовых поста (Рождественский, Великий пост, Петров пост и Успенский пост), а также и в другие установленные дни строгого поста (Воздвижения, Усекновения главы Иоанна Предтечи). Если телесная немощь или болезнь не позволяют строго выполнять посты, то разрешение на скоромную пищу не иначе себе позволять, как с разрешения рассудительного духовника.

Борясь с чревоугодием, особенно надо быть внимательным к себе, когда нас приглашают на званые обеды, на угощения (пиршества) по случаю семейного или общественного торжества и др. Касаясь посещения христианами такого рода «пиршеств» и поведения за столом, св. Климент Александрийский (3 век) в книге «Педагог» разъясняет, что в участии в них нет ничего предосудительного, если имеется ввиду добрая цель, ибо «для любви и по любви входятся на пиршества; цель их — укрепление взаимных добрых отношений между людьми и взаимного расположения друг к другу; и пища, и питье предлагаются любовью». Угощений же, которые не имеют такой доброй цели, а корыстные побуждения или для чревоугодия и попойки, — таких угощений христианину надо всячески избегать. К прискорбию, и большие праздники, и радость, и горе русский человек встречает и проводит в разгуле, объядении и пьянстве. Почти всегда чревоугодие христианские праздники и дни всеобщего веселья поставляет как будто в законное извинение себе. «Иудей радуется субботе и празднику, — описывает преп. Иоанн Лествичник, — а христианин чревоугодник — субботе и дню воскресному; время веселия и утешения пищей для целомудренного и воздержанного подвижника — время борьбы с чревоугодием, рабу же страсти — праздников праздник и торжество из торжеств». Кто часто устраивает пиры, указывает преп. Исаак Сирин, и кто любит часто ходить на пиры, тот работник блудного демона, т. е. исполнитель блудной похоти.

Христианину надо иметь в виду, что на всякого рода пиршествах, организуемых даже в целях дружества, предлежит ему много искушений к проявлению невоздержания в пище и питье, особенно если его борет страсть чревоугодия. Будучи в гостях «не смотри и не бросайся с жадностью на кушанья» и не пей без разума вина, наставляет христиан св. Климент. Во всем своем поведении за столом показывай скромность и воздержание. Еще с глубокой древности премудрый Сирах поучал такими словами о благоповедении на пиршествах. «Ешь, — говорит премудрый, — как человек, что тебе предложено, и не пресыщайся, чтобы не возненавидели тебя; переставай есть первый из вежливости и не будь алчен (жаден), чтобы не послужить соблазном; и если ты сядешь посреди многих, то не протягивай руки своей прежде них» (Сир. 31, 18 — 20). «Скромность требует, чтобы и в пище, и в питие брать (на пиршествах) меньше и позднее, не спеша — как вначале, так и в середине при перемене кушаний».

И у себя дома, и в гостях гостеприимство и угощения часто служат благовидным предлогом чревоугодию и пьянству. Услужливым служителем страсти чревоугодия и пьянства является существующий на Руси худой обычай так своих гостей потчивать, что когда они идут к себе домой, то уже и той дороги не узнают, которой шли в гости. Это — обычай угощать с усиленными просьбами, низкими поклонами и даже принуждениями, что-де нас обидите, если не скушаете или не выпьете. И злая плотоугодливая человеческая хитрость, указывает свт. Тихон Задонский, выдумала и вид добрый, которым прикрывается зло чревоугодия и пьянства; «За ваше здоровье!» «Выпьем за здоровье того и того!» — как будто бы тому, о котором поминается, и в самом деле от этого частого поздравления и водочного возлияния прибавляется здоровья… Этот душевредный обычай многие люди не только не за грех, но и за учтивость считают, как бы и угощение не было угощением, если гостя допьяна не напоишь. «О, ослепления! о неистовство, о прелесть душегубца-диавола! — со скорбью восклицает свт. Тихон Задонский. — Послушайте, послушайте меня христиане, — увещает святитель Христов. — Ведь эти учтивцы такими бесчеловечными потчиваниями приучают и других к пьянству и чревоугодию, а когда человек привыкнет к вину, то тогда и совсем не может отстать от пьянства и так погибает, спившись. Кто виновник сего? Мнимые благодетели и учтивцы, так усиленно потчивающие вином». Впрочем, за столом довольно часто найдутся и такие любители выпивки, которых и не надо особенно подчивать. Они и сами с безрассудной жадностью до неприличия набрасываются на еду, на вино и водку и вскоре обычными своими «за ваше здоровье» или другими тостами осушают винные бутылки, развязывая винными испарениями языки и теряя трезвость ума и благопристойность поведения.

Но совсем не так должен вести себя трезвящийся христианин за столом. «Молим, — увещают св. отцы, — молим всякого человека (христианина), хотящего спастись и принести покаяние Богу, сохранять себя от излишнего употребления вина, которое рождает все страсти. Сохраняй себя от тех, которые (принуждая к неумеренному винопитию) говорят: Если ты не выпьешь, то и я не стану пить, и если ты не ешь, то и я не стану есть». «Не слушайте советов самоугодливых людей, — поучает преп. Иоанн Касиан, — которые сделали себя рабами чрева и плотских страстей». «Не пей вина до упоения угождение людям; ибо тогда будет тебе великий стыд, когда найдут тебя упившимся. Укоризна человеку упиваться вином; видев многих, никого не нашел я подобных упивающемуся».

Всякому благочестивому христианину, особенно если он молод, желающему сохранить девство и целомудрие, следует придерживаться правила, данного преп. Пименом Великим: христианин-подвижник «отнюдь не должен употреблять вина». Святые отцы следовали этому правилу, а если и употребляли вино, то весьма редко и с величайшей умеренностью. «Вино (виноградное), — говорит св. Петр Дамаскин, — полезно в свое время: при старости, немощи и охладевшем сложении оно весьма полезно, но и тогда мало (весьма умеренно)»; в молодости же, при природной теплоте и здоровье, лучше совсем воздерживаться от вина, ибо, не стяжав еще навыка воздержания, легко впадает неопытная и увлекающаяся юность в страсть невоздержного винопития, ведущую к распутству (Еф. 5, 18) и поновляющую все страсти.

В «Древнем Патерике» приводятся примеры воздержания древних отцов-подвижников. Однажды преп. авва Сысой Великий посетил некоторого гостеприимного старца, который, угощая его, принес ему стакан виноградного вина. Авва Сысой принял от него стакан и выпил, принял потом и другой стакан, от третьего же отказался наотрез, строго сказав: «Перестань, брат! Разве ты не знаешь, что есть сатана?» А когда на празднике в одном скиту поднесли другому подвижнику стакан вина, то он вовсе отказался от него, сказав: «Возьмите от меня эту смерть». Увидев это, и прочие гости отказались вовсе от вина.

Нередко чревоугодие и пьянство оправдывает себя примером старших и даже примером и благословением невоздержанных священников и неопытных духовников.

«Видел я, — говорит преп. Иоанн Лествичник, — (даже) престарелых священников, поруганных бесами, которые юным, не находившимся под их руководством, благословением разрешали на вино и прочее на пиршествах. Если они имеют доброе о Господе свидетельство, то можем с их позволения немного разрешить, если же они нерадивы, то нам не должно в этом случае обращать внимание на их благословение, а особенно, когда мы еще боремся с огнем плотской похоти».

В одном из своих посланий епархиальным архиереям Патриарх Алексий I указывает, что во многих местах, местные храмовые престольные праздники, а также поминальные дни сопровождаются разгулом со стороны прихожан и что, так сказать, по традиции пьянственное препровождение времени продолжается в иных местах в течении нескольких дней. Духовенство мало или вообще слабо борется с этим явлением, ничего общего, разумеется, не имеющим с религией и с христианским пониманием празднования церковных праздников.

Допустимо ли, чтобы в дни, посвящаемые празднованию в честь Христа Спасителя, Божией Матери и святых угодников Божиих, в дни поминовения наших усопших на кладбищах, под видом духовного веселия молящиеся предавались делам, которые не только не служат прославлению Божию, но и человека унижают и его спасению вредят, — делам плотоугодия, невоздержания, бесчиния?

И кому, как не духовенству, надлежит бороться с этим традиционным русским злом, унижающим веру, соблазняющим людей искренне верующих и подвергающих осмеянию и поруганию наши церковные обычаи? Обращать праздник Господень в бесчинное пьянство и разгул есть тяжкий грех, грех соблазна и поругания святыни.

Пастырям Церкви вменяется в долг разъяснять верующим губительность указанного обычая, ничего, как сказано выше, не имеющего общего с нашей религией, осуждающей пьянство и внушающей людям вместе с апостолом, чтобы сердца наши «не отягчались объедением и пьянством» (Лк. 21, 34) и что «пьяницы Царства Божия не наследуют» (1 Кор. 6, 10), и всеми мерами стремиться ограждать достоинство Церкви и искоренять этот недобрый обычай, вкравшийся в церковную жизнь.

Совершая истово и благоговейно церковные службы и проповедуя слово Божие, пастыри Церкви, особенно при наступлении местных праздников и поминальных дней, обязаны заботиться о том, чтобы праздник и церковная служба не омрачались всяческим бесчинием прихожан, а проводились так, как этого требует прежде всего христианский закон, а затем гражданский порядок, требующий от граждан выполнения работы, не прерываемой допущенными излишествами в праздничный день.

О борьбе со страстью чревоугодия
Из книги: Учение Святых отцов о страстях и добродетелях
Г.И.Шиманский

Следующая новость
Предыдущая новость

Почаевская лавра продолжает молиться о «спасении России, о восстановлении православной монархии» У Софії Київській відкриється виставка «Кольори православ’я. Польща» Протестанты реализовали в Славянске социально-евангельский проект «Сильное поколение» УАПЦ обіцяє перевірку продажу монастиря Молоді греко-католики Вінниці склали обітницю дотримання дошлюбної чистоти

Публикации