Слово в среду первой недели Великого поста, на утрене

0
0 views

Слово в среду первой недели Великого поста, на утрене

Слово в среду первой недели Великого поста, на утрене
Вострубите трубою в Сионе… освятите пост, проповедите целъбу… и воззовите ко Господу усердно [1].

Освятите пост! Но разве пост сам по себе не свят, что его надобно освящать?

Освятите постНет, братие, пост сам в себе свят и чист, а бывает не свят по причине нашей нечистоты, подобно тому, как чистый и золотой сосуд теряет чистоту и благолепие от прикосновения к нему рук и уст нечистых. В самом деле, посмотрите на постящихся: один, предавшись посту, думает неядением яств вознаградить закону и правде Божией за свои грехи, и, в ложном мечтании о своей святости, позволяет себе презирать, как грешников, всех, кто не постится подобно ему: не нужно ли освятить такой горделивый пост смирением? Другой, в жару благочестивой, но необдуманной ревности, вдруг предается посту до того, что делает себя неспособным к исправлению дел своего звания: не должно ли и сей неразумный пост освятить благоразумием христианским? Третий, ограничивая пост телом и его нуждами, нисколько не думает о пощении духовном, о воздержании от страстей, о делах любви и благочестия: и сей односторонний и бесплодный пост, явно, требует освящения посредством внутреннего самоотвержения, богомыслия, молитв и благотворительности.

Итак, братие, желая освятиться посредством поста, освятим прежде, по слову пророка, самый пост. Каким образом? Во-первых, освобождением нашего поста от неправильных понятий о нем, кои превращают его и отнимают у него силу; во-вторых, правильным употреблением наших пощений и ближайшим направлением к их цели; наконец, соединением поста с другими делами веры и любви.

Мы назвали святой пост врачевством для души. Такое понятие о посте уже немало помогло нам в изображении его благотворных действий. Сего же понятия о посте, несмотря на простоту его, достаточно будет и теперь, дабы вывести из него все главные правила, кои должно соблюдать нам во время поста.

Пост есть врачевство души и тела; посему тот был бы в жалком заблуждении, кто, понадеясь на силу своего поста, возмнил бы найти в нем одном средство к примирению с Богом, к удовлетворению закону и правде Божией, к вознаграждению за свои грехи, к уплате долга совести. Врачеванием своих болезней не платят своих долгов, не вознаграждают обид, причиненных кому-либо, не примиряются с законом. Преступник, исцеленный от болезни посредством чего бы то ни было, все преступник. Для освобождения от угрожающей казни нужно не здоровье, а совсем другое – оправдание или помилование. Вы знаете, Кем и как доставлено всем нам это Божественное оправдание и вместе помилование, – заслугами и Крестной смертью Сына Божия, за нас подъятой. Посему, кто возомнил бы без веры в заслуги и смерть Спасителя одним постом удовлетворить на суде правде Божией за свои грехи, тот сим самым показал бы совершенно ложное понятие и о правде Божией, и о своих грехах. Какое удовлетворение закону Божию в том, что мы не вкушаем пищи? Всесвятой правде Божией, оскорбленной нашими грехами, не могут удовлетворить самые добродетели наши; ибо все они суть непременный долг наш. Ей удовлетворяет, как мы сказали, одна смерть Сына Божия, за нас подъятая. Посему, чтобы наш пост был действителен и благоприятен Господу, мы должны удалять от него всякое понятие, как о жертве за грехи, а представлять его только средством к ослаблению в нас пагубной наклонности к чувственности и постыдного рабства плоти, и вместе с сим должны, как можно более, освящать его верой в заслуги Искупителя, которая одна, усвояя их душе нашей, сим самым оправдывает нас пред Богом. Вот первое освящение поста – верой и упованием!

Пост есть врачевство для души и тела; посему и тот, явно, поступил бы вопреки самому существу поста, кто, соблюдая пост, думал бы, что по тому самому он имеет право превозноситься над всяким, кто не постится, подобно ему. Гордятся ли множеством лекарств, или продолжительным употреблением их? Напротив, это часто почитают нужным скрывать. Зачем же ты будешь превозноситься своим постом? Если он велик: то это знак, что ты еще мал. Если он продолжителен: то без сомнения потому, что болезнь твоя упорна, или здравие ненадежно. Чем тут превозноситься? Ближний твой не постится, подобно тебе? Может быть, он уже здрав духом и не имеет нужды в сем врачевстве; может быть, это врачевство принимается им в другом виде, нежели в каком принимаешь ты. Хотя бы он был духовно мертв без врачевства, тобой употребляемого, все ты можешь и должен только сожалеть и молиться о нем, а не гордиться тем, что ты постиг силу врачевства и употребляешь его как должно. Но ты никак не можешь употреблять его как должно, доколе не осветишь своего поста смирением. Ибо общая болезнь человеческая, которую ты предпринял врачевать в себе постом и покаянием, главным образом состоит в самолюбии и гордости. Посему-то Святая Церковь никогда так громко и многократно не молит Господа, как во время поста, о том, чтобы Он даровал каждому из нас “зрети своя прегрешения и не осуждати брата своего”. Стоит он? Своему Господеви стоит. Падает? Своему Господеви падает, Который всегда силен восставить его. Всяк должен смотреть за собой: стоит ли он, – не падает ли он? Это второе, необходимое освящение поста – смирением!

Пост есть врачевство для души и тела, посему его надобно и употреблять как врачевство. Как употребляются лекарства? Большей частью не вдруг, а постепенно, в известной мере. Употребление всего врачевства вдруг, во многих случаях, причинило бы смерть. Пост, по самому существу своему, принадлежит к врачевствам, употребляемым не вдруг. Посему тот поступил бы безрассудно, кто, решившись прибегнуть к посту для врачевания своей души, вдруг лишил бы себя пищи на слишком долгое время. Вместо пользы, отсюда может произойти вред; таким образом постящийся сделается неспособным к делам звания своего, ослабеет, даже может подвергнуть опасности свою жизнь. Тогда что пользы: одно нарекание на пост. Святые подвижники постились весьма долгое время, приучив себя к тому постепенно. Парить за сими орлами к облакам могут только, подобные им, орлы; для нас довольно начать приподниматься от земли. Усовершишься в полете, тогда стремись выше и далее.

Что еще наблюдают при употреблении врачевств? Соразмеряют их с возрастом, телосложением и другими обстоятельствами врачуемого. То же надобно наблюдать и при употреблении поста. Безрассудно было бы малолетнему, или престарелому, или немощному возложить на себя такой пост, какой могут переносить только возрастные, крепкие и полные жизни. Святая Церковь, как чадолюбивая матерь, не забыла обратить внимание на все сие; и как сама уставила правила снисхождения применительно к положению постящихся, так поставила в обязанность делать то же самое духовным отцам, при наложении на кающихся поста, в виде епитимий. После сего нам остается только быть внимательными к своему положению и пользоваться благоснисходительным руководством Святой Церкви и ее пастырей. Это третье освящение поста – благоразумным употреблением его, по мере своих сил и нужд.

Пост есть врачевство для души; посему во время поста надобно смотреть не на одно тело, а более на душу. И при врачевании телесных недугов, состояние души много значит; потому врачи и советуют, при употреблении лекарств, соблюдать как можно более душевного спокойствия, не думать о том или другом предмете, стараться занимать воображение тем, что есть лучшего. Тем более нужно это при употреблении поста. Какое вредное было бы противоречие – тело лишать пищи, а душе в, то же время позволять предаваться мирским помыслам, яростным движениям, порывам самолюбия или ненависти! Это значило бы другой рукой разрушать то, что насаждается и созидается одной.

Спросите: какие занятия особенно приличны посту? Во-первых, молитва, общественная и домашняя; потом самоиспытание или исследование своей жизни и совести, размышление о предметах веры, особенно о жизни и учении, страданиях и смерти за нас нашего Спасителя; далее примирение со всеми врагами и прощение обид, дела человеколюбия и благотворительности; чтение слова Божия и душеспасительных книг, беседа с людьми благочестивыми, и тому подобное. Каждое из сих средств помогает действию поста, увеличивает его силы, услаждает его горечь, и таким образом освящает наш пост.

Наконец, пост есть врачевство сильное и необходимое, но вместе с сим, отнюдь, не единственное, а приуготовительное к другим, высшим, духовным врачевствам; посему, предаваясь посту, надобно всегда иметь в виду дальнейшую цель, то есть, покаяние, исповедь и причащение Святых Тайн. Пост должен помочь тебе сперва выйти из-под власти чувственности, уничтожить силу и власть плотских страстей, дать свободу и удобность обозреть свою жизнь, узнать, как можно вернее, язвы своей совести, найти главную страсть, тебя снедающую, расположить искренно искать от нее исцеления, решиться однажды и навсегда – начать жизнь добродетельную. Если сего нет, то пост, значит, еще не доставил тебе существенной пользы, и надобно или усугубить его, или исправить. Надобно усугубить его или исправить и в таком случае, если, постясь, ты не приблизился духом к своему Спасителю, не почувствовал нужды в заслугах Его, не ощутил духовного глада к насыщению себя Божественной трапезой Тела и Крови Его, не слышал еще в себе гласа любви Его, призывающей к соединению с Ним.

Как ни кратки и просты сии правила поста, мной предложенные, но если мы будем, братие, наблюдать их постоянно во время нашего пощения; то есть, если будем растворять пост наш верой, смирением и молитвой, будем соразмерять его с силами и потребностями нашими, будем, постясь телесно, поститься в то же время и духовно: то пост наш будет свят и благоугоден Господу, и послужит в освящение душ и телес наших.

Между тем из самых наставлений о посте, мной предложенных, уже вы видите, братие, как нужно каждому из вас, вступая на поприще поста, со всей основательностью, размыслить предварительно о том, как ему поститься? От чего особенно воздержаться? До чего простерть лишение? Чем и как занять себя в это время? Для многих при сем случае может еще открыться нужда в совещании с людьми, опытными в духовных подвигах. Не пренебрегайте сим важным средством; приимите труд найти для себя благоразумного руководителя. Когда мы предпринимаем врачевать какую-нибудь важную болезнь тела, сколько бывает у нас предварительных размышлений! Готовы, если бы можно было, созвать врачей со всего света! А приступая к врачеванию души – делу такому важному, последствия которого простираются на всю вечность, – думаем произвести сие без особенного размышления, наскоро, поверхностно, как бы дело шло об уврачевании какого-либо домашнего животного! После сего удивительно ли, что самые превосходные средства духовного врачевания, представляемые нам Святой Церковью, не приносят пользы, и употребление их, оставаясь без плода, служит нередко к нареканию на самые средства?

Да не будет сего ни с кем из вас, возлюбленные! Да соделается святой пост спасительным врачевством для душ и телес наших! Пророк, коего слова мы каждый раз полагали в основание собеседований наших о посте, имел утешение живописать потом благотворные действия, кои пост, покаяние и молитва, им заповедуемая, произвели над его слушателями. Ничего не приписывая слабому слову нашему, но всего ожидая от всемощного действия благодати Божией, избравшей нас недостойных в служение слова, и мы дерзаем уповать, что, по окончании поприща святого поста, с наступлением святых дней Воскресения Христова, когда нам должно будет изображать качества человека, воскресшего со Христом и обновленного благодатью, мы будем иметь, драгоценное для нас, утешение, если не указать на кого-либо из вас в примере духовного обновления, то, по крайней мере, иметь его для себя в виду. Аминь.

Слово в среду первой недели Великого поста, на утрене
Святитель Иннокентий Херсонский


1. Трубите трубою на Сионе и бейте тревогу на святой горе Моей; да трепещут все жители земли, ибо наступает день Господень, ибо он близок Кто знает, не сжалится ли Он, и не оставит ли благословения, хлебного приношения и возлияния Господу Богу вашему?(Иоил. 2; 1, 1; 14)

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ