После принятия в 988 г. христианства на Руси распространились святоотеческие писания, патерики и сказания о деяниях святых подвижников Восточной Церкви ...
Дата:
После принятия в 988 г. христианства на Руси распространились святоотеческие писания, патерики и сказания о деяниях святых подвижников Восточной Церкви. Первые ревнители иноческого жития заимствовали правила и уставы восточного иночества, ища в них для себя поучительные примеры и подражая им.

Некоторые из русских подвижников "обучались монашеству" в восточных монастырях под непосредственным руководством старцев. Так, преподобный Антоний (+1073), основатель Киево-Печерского монастыря и родоначальник русского подвижничества, принял монашеский постриг и научился иноческой жизни на Святой горе Афон. Вследствие постоянного и близкого общения русских иноков с греческими, на Руси привились все виды подвижничества, какие были известны на Востоке. Таким образом, среди русов обнаружилось сильное стремление к монашеской жизни, и в разных местах Руси начали быстро создаваться монастыри. В таких больших городах, как Киев и Новгород, их насчитывали десятки, и многие были многолюдными.

Очевидно, что святоотеческий опыт был перенесен на благодатную почву.

"Повесть временных лет", составленная монахом Киево-Печерского монастыря Нестором (+1114) в начале XII в., сообщает, что уже первых насельников обители отличало неукоснительное соблюдение правил монашеской жизни. О поставленном в 1051 г. игумене монастыря преподобном Феодосии (+1074) в "Повести" говорится, что когда он принял монастырь, то стал вводить воздержание и строгие посты по примеру Антония Великого, Евфимия, Саввы Освященного и многих других подвижников Православного Востока. В Прощеное воскресение - последнее на масленой неделе - Феодосий вечером, прощаясь со всей братией, наставлял ее, как проводить Великий пост: "Бог дал нам эти 40 дней для очищения души; это ведь десятина, даваемая нами ежегодно Богу; дней в году 365, а от этих дней отдавать Богу десятый день как десятину это и есть пост сорокадневный, и, в эти дни очистившись, душа празднует светло день Воскресения Христова, радуясь Богу. Ибо постное время очищает ум человека". Сам Феодосии во время Великого поста находился в пещере и общался с братией только в субботу или воскресение через маленькое окошко, а в остальные дни пребывал в посте и молитве, соблюдая строгое воздержание. Накануне Лазаревой Субботы он возвращался в обитель и праздновал с братией Цветное (Вербное) воскресение.

В 1074 г. монастырем правил преподобный Стефан. При нем многие монахи получили большую известность: "Одни были постники крепкие, другие - сильные бдением, третьи - на преклонение коленное, четвертые - на пощение, через день и через два дня, иные же ели хлеб с водой, иные - овощи вареные, другие - сырые". Из них, например, Демьян-пресвитер был такой постник и воздержник, что, кроме хлеба и воды, ничего не вкушал до смерти своей; Исаакий семь лет питался одной просфорой и водой. О других примерах постнической жизни со времени основания обители подробно повествует Киево-Печерский патерик.

История дает пример христианского воздержания от кровопролития в мирской жизни во время поста.

"Повесть временных лет" в редакции, сделанной игуменом Киевского Выдубицкого монастыря Сильвестром (по Лаврентьевской летописи), сообщает, что князь Владимир Мономах (1113-1125) много воевал. В 1116 г. он с сыновьями пошел походом к Минску на Глеба Всеславича, нападавшего на дреговичей. Глеб, сознавая, что силы неравны, выслал послов. В летописи говорится: "Владимир же пожалел проливать кровь в дни Великого поста и примирился с ним".

Многочисленные упоминания о постах можно обнаружить и в других источниках. Так, в Псковской, Несторовой и Никоновской летописях упоминаются недели, предшествующие Великому посту. В Суздальской летописи (по Лаврентьевскому списку) говорится о запрещении есть молоко и масло в среду и пятницу.

Богаты сведениями о посте и памятники древнерусского канонического права XI-XV вв. Они включают канонические ответы, поучения и послания русских пастырей - митрополитов, епархиальных архиереев и прочих духовных лиц, грамоты и постановления константинопольских патриархов по делам Русской Церкви и другие документы. В "Заповеди митрополита Георгия" (XI в.) рассказано, как питались миряне в постные дни в зависимости от их имущественного состояния, что разрешалось есть больным и маленьким детям. В "Поучении духовника исповедающимся", получившем распространение в XIII в., указаны сроки приема пищи и ее характер. Многие поучения церковных иерархов напоминали о запрете есть скоромную пищу в день Преображения Господня, в течение Успенского поста, в канун Рождества Христова и в другие дни, об этом же читаем в "Правиле" Киево-Владимирского митрополита Максима (+1305).

Среди ранних нормативных памятников - "Канонические ответы митрополита Иоанна II", написанные в 1080-1089 гг.; по сути, это кратко изложенные церковные правила, взятые из богослужебных и святоотеческих книг. Адресуя их черноризцу Иакову, Иоанн II, по-видимому, отвечал на конкретные вопросы. Вот так звучит один из его ответов по поводу необходимости соблюдать пост роженице: "Матери же крестимых детей, если больны будут, то поститься не могут..." даже в Великий пост.

Еще одним памятником этого типа можно считать "Вопросы Кирика, Саввы и Илии, с ответами Нифонта, епископа Новгородского, и других иерархических лиц", составленные в 1130-1156 гг. во время епископствования святого Нифонта. Советы, касающиеся соблюдения поста, предназначались как монахам, так и мирянам. Например, святитель Нифонт объясняет, что пост в качестве епитимий налагается на того, кто выплюнет причастие. В зависимости от того, кто этот человек - больной или пьяный, ему полагалось определенное время поститься. При пострижении в монахи есть скоромное не разрешалось восемь дней; в день Воздвижения (14/27 сентября) монахам нельзя есть рыбу, а мирянам - масла и мяса. Интересно, что в "ответах" рассказано о способе приготовления "сочива" - кутьи, предназначенной для освящения и употребления в пищу в Рождественский и Крещенский сочельники и другие особые дни. "Сочивом" называлась каша из обваренных зерен гороха, бобов или чечевицы ("сочевицы"), смешанных с семенным соком, или "молоком", - "сочивом" (миндальным, ореховым, маковым, конопляным). От слов "сочиво", "сочевица" произошло и само название сочельника.

Среди поучений можно отметить "Святительское поучение новопоставленному священнику", составленное в конце XIII в. на основании старых списков. Среди многих наставлений оно содержит наказ являть собою для мирян пример в соблюдении поста: "Должен еси показати пощение".

Памятники канонического права - ценное подтверждение того, что уже в первые десятилетия и века после официального принятия православия пост, как и другие церковные установления, стал неотъемлемой частью образа жизни русских. Воспитанию в народе нравственности способствовало обилие монастырей, куда на богомолье устремлялось множество паломников. Их привлекал образ жизни известных подвижников, служивший примером очень многим людям. Жития русских святых, появившиеся в рукописях уже с XI в., дают представление об образе жизни преподобного Антония Печерского, преподобной Евфросинии Полоцкой, святого Иоанна Новгородского, преподобного Сергия Радонежского и многих других подвижников благочестия.

В источниках зафиксированы случаи неоднократных соблюдений общественных, или "нарочитых", постов, к которым Русская Православная Церковь призывала мирян в годы лихолетья, когда страну поражали стихийные бедствия, повальные болезни, неурожаи, смуты и войны. В 1395 г., когда для защиты от Тамерлана в Москву был принесен чудотворный образ Владимирской Божией Матери, во всех храмах совершались молебны, и соблюдался пост. Традиция соблюдать пост во время бедствий продолжалась до XX в.: православные постились в разгар первой мировой войны в августе 1915 г. и в 1918 г. во время новой "смуты" по благословению патриарха Московского и всея Руси Тихона.

Строго соблюдая церковные уставы и подражая иноческому житию, многие представители княжеских и боярских родов допетровской Руси явили пример иноческого благочестия и строгости нравов в миру. Известно, что многие князья и цари перед смертью принимали иноческий постриг.

О питании во время поста сообщает памятник XVI в. "Домострой", в котором регламентировалась хозяйственная и семейная жизнь русского человека и, в частности, давались советы, "как сохранить припасенный впрок всякий припас постный" как готовить блюда постные и мясные и кормить семью в мясоед и в пост, а кроме того, предлагался определенный набор блюд в Великий, Успенский и другие посты.

"Домострой" ценен тем, что в нем зафиксированы традиционные знания, в том числе относящиеся к более раннему периоду христианской Руси. Сюда вошли "слова святых отец, како жити христианином", поучения отца сыну, выдержки из рукописных сборников.

Советы, как питаться в мясоед и постные дни, можно найти и в таком справочнике, как "Обиход всякому столовому наряду, яствам и питиям на весь год, в научению молодому князю с княгинею". Особенный обрядник - "Вождь по жизни" - рекомендовал, что подавать к столу в "Великое, Петрово, Госпожино и Филиппово говейно". Сборник постановлений Московского церковного собора 1551 г., состоявшегося в годы правления Иоанна IV (1547 - 1584), "Стоглав" ("Стоглавник"), тоже содержит сведения о постах.

Подвиг поста несли и русские государи. Царь Феодор Иоаннович (1584 - 1598) "смирением был прославлен, о духовных делах заботился, на милость был щедр". Первый патриарх Московский и всея Руси Иов (+1607) писал о нем как о благочестивом самодержце, с юности обладавшем многими добродетелями и пренебрегавшем житейскими соблазнами: "Тело же свое всегда изнурял церковными службами, повседневными молитвами и поклонами, всенощными бдениями, воздержанием и постом, душу же свою царскую врачевал чтением и слушанием божественных словес, прилежно пестуя и украшая благие нравы".

Иностранцев, посещавших Московию, удивляло столь строгое соблюдение постов. Австрийского дипломата С. Герберштейна не могло не поразить одинаково строгое отношение к постам всех слоев населения. И это понятно: ведь после Реформации в Европе постов не соблюдали. Среди знатных выделялся известный полководец - князь Симеон Курбский, который в течение многих лет воздерживался от мяса, рыбу ел редко, а по понедельникам, средам и пятницам Великого поста не ел вообще. Английский мореплаватель Ричард Ченслор, будучи в Москве в 1553-1554 гг., писал: "Во время постов русские не едят ни масла, ни яиц, ни молока, ни сыра... питаются рыбой, капустой и кореньями. Кроме постов, они круглый год свято соблюдают среды и пятницы, а по субботам едят мясо". Он был свидетелем того, как окружающие строго относятся к Великому посту: "Русские убеждены, что если нарушить этот пост, то не пройдешь через небесные врата".

Англичанин Климент Адамс, посетивший Россию вместе с Р. Ченслором, отмечал: "Вообще русские соблюдают посты очень строго и ничего не едят, кроме овощей и соленых припасов". Посланник английской королевы Елизаветы Д. Флетчер, посетивший Москву в 1586-1589 гг., в период царствования Феодора Иоанновича, сообщал, что русские даже во время болезни не едят скоромного.

Немецкий путешественник Самуэль Кихель, побывавший в 1586 г. в Пскове по дороге в Москву, писал о здешних жителях: "Они очень трудолюбивы, довольствуются немногим, неприхотливы в пище и питье и переносят голод и жажду легче, чем другие народы". Он также писал, что у русских много постных дней, что "в религии все держатся вместе, не имеют ни сект, ни групп". Впрочем, то, что иностранцам казалось чересчур суровым, для русского человека являлось нормой.

В памятниках древнерусской литературы встречаются многочисленные упоминания о постах и связанных с ними исторических событиях. Так, Великий пост и "Госпожино заговенье" упоминается в "Сказании" Авраама Палицына об осаде в 1608-1610 гг. Свято-Троицкого монастыря польско-литовско-казачьими отрядами. В 1611 г. во времена смуты соблюдался общественный пост с целью отражения от Москвы неприятеля.

Источники сообщают, что особенным благочестием отличался царь Алексей Михайлович (1645-1676). О соблюдении им постов его современник Г.К. Котошихин сообщал следующее: "...а в постные дни, в понедельник и в среду и в пяток и в посты готовят про царский обиход ествы рыбные и пирожные с маслом с деревянным и с ореховым, и со льняным, и с конопляным, а в Великий и в Успеньев посты готовятца ествы капуста сырая и гретая, грузди, рыжики соляные, сырые и гретые, и ягодные ествы без масла, кроме Благовещениева дня, и ест царь в те посты в неделю по вторникам, в четверг, в субботу по одиножды на день, а пьет квас, а в понедельник и в середу и в пятницу во все посты не ест и не пьет ничего, разве для своих и царицыных и царевичевых и царевниных именин, и как власти и бояре у царя бывают на праздники за столом и им в те постные дни ествы ставят на стол таковы ж, что и царю, так же как бывают у царя иных государств послы и посланники и гонцы по приезде или на отпуске в постные же дни или в посты и к ним посылаютца с царским столом ествы постные ж, рыбные и пирожные с маслом".

Англичанин С. Коллинс, живший в Москве в 1659- 1669 гг. в качестве придворного врача царя Алексея Михайловича, оставил интересные заметки. В них, в частности, говорится и о постах, о разделении не только пищи, но и посуды на "постную" и "скоромную".

Строго царь относился и к своим подданным: требовал от воевод, чтобы они в военных походах заставляли ратных людей исповедоваться. В 1659 г. им был издан указ, по которому "дьяки, подьячие, боярские дети и всякого чина люди" говели на Страстной неделе. В следующем году было приказано соблюдать Филиппов пост, ходить каждый день в церковь, а также не работать в воскресный день и господские праздники. Списки неговевших присылались в Монастырский приказ.

У русских цариц был свой обычай - принимать духовных лиц из городов, монастырей и пустынь. Уже на первой неделе Великого поста к царице приходили стряпчие из особо жалуемых монастырей и приносили ей и всем царевнам по ковриге хлеба, по кружке квасу и по блюду капусты. Этот монастырский дар принимался с особым благоговением.

Быт святейших московских патриархов во времена правления Алексея Михайловича мало в чем уступал царскому. Однако в дни постов и особенно Великого, сообщает Н. Писарев, стол святейших патриархов был весьма умеренный. Например, в понедельник и во вторник первой недели Великого поста святители ничего не ели, в среду им подавали "папошники" - белый домашний хлеб, булку; "басман" - тоже хлеб; грибы и капусту в холодном виде, редьку, рыжики "гретые", кисель клюквенный, пироги с горохом и другие постные блюда.

Иоасаф, патриарх Московский и всея Руси (+1672), первую неделю Великого поста проводил в строжайшем воздержании. Первые два дня он совсем не принимал пищи. Так же поступал и царь Алексей Михайлович, разрешавший себе разговеться только в среду каким-нибудь легким кушаньем, например, сладким компотом.

В этот день он посылал патриарху подачи "с укругою", то есть "с ломтями калача, с фряжскими винами и разными сластьми, сушеными и вареными в сахаре, в меду и патоке фруктами". На первой неделе поста состоятельные монастыри через свои подворья в Москве подносили святейшему патриарху большой черный ржаной хлеб, бочонок кваса и бочку кислой капусты. Этот обычай дарить черный хлеб описал архидиакон Павел Алеппский, дважды сопровождавший (в 1656 и 1666 гг.) патриарха Антиохийского Макария в Россию: "Первое, что кладут на стол за трапезой, есть этот хлеб". До 1661 г. великопостные подарки подносили во вторник на первой неделе, а позднее, по указу царя, - в субботу на той же неделе. В пятницу одно блюдо освященного "колива" (кутьи) относили патриарху, который раздавал его своим подчиненным. В меню постного стола святейшего патриарха Адриана (+l700) входили щи, похлебки, лапша, рыбные и грибные блюда.

Павел Алеппский, будучи человеком наблюдательным, описал все, что ему довелось встретить во время путешествий по России. Примеры личного благочестия среди русских его особенно поражали. "Мы дивились на порядки в их церквах, - писал он, - ибо видели, что все они, от вельможи до бедняков, к тому, что содержится в законе, канонах и постановлениях типикона, прибавляли постоянные посты, неуклонное посещение служб церковных, непрестанные большие поклоны до земли даже по субботам и воскресениям, хотя это не дозволено, пост ежедневный почти до девятого часу или до выхода от обедни, а не так, как повелевает закон поститься только по средам и пятницам".

В XVII в. продолжалась традиция общественного поста. В 1650 г. его соблюдали во избавление от нашествия саранчи, наводнений и других бедствий: для этого Рождественский пост соблюдали строже обычного. Павел Алеппский был свидетелем общественного поста в 1654 г., когда в Коломне началась моровая язва, и горожане в течение трех дней соблюдали пост. Та же болезнь достигла и Вологды в 1655 году. Построив храм во имя Спасителя, и будучи спасенными, по суду Божиему, от этого страшного бедствия, жители города дали обет ежегодно за неделю до 18 октября блюсти строгий пост. В 1668 г. жители Шемахи, Астрахани и Терки постились, чтобы их миновало землетрясение.

Большая часть русских соблюдала посты по мере своих сил и достатка. Н.И. Костомаров сообщает, что "обычай свято сохранять посты, наблюдаемый как бедными поселянами, так и царями, и боярами, разделял русский стол на два отдела: скоромный и постный". У богатых кушанья расписывались на целый год: счет шел по церковным праздникам, по мясоедам и постам.

Помимо ржаного хлеба, русские люди употребляли довольно много овсяного толокна. Его, кстати, отпускали в сухом виде служилым людям наряду с ржаной мукой в качестве продовольственного пайка. Много ели рыбы, с нею готовили разнообразные блюда. В дни, когда рыбу есть было нельзя, довольствовались растительной пищей: кислой капустой, свеклой с постным маслом и уксусом, гречневой, пшенной и овсяной кашами с постным маслом, оладьями с медом, вареными и жареными грибами, блюдами из гороха (горох битый, горох тертый, горох цеженый, сыр гороховый - так называли толченый горох с постным маслом, лапша из гороховой муки, пироги с горохом); творогом из макового молока, хреном, редькой и другими овощами; ели "коливо" - кутью, приготовленную из риса, пшеницы или полбы (особый вид пшеницы) с изюмом. В качестве приправы употребляли лук, чеснок и шафран. Пили взвар из овощей, морс и квас.

Церковный устав, или Типикон, ранее известный в России в рукописном виде, был напечатан в 1610 г. под названием "Око церковное" и переиздан в 1682 и 1695 гг.

Пост соблюдали дополнительно, если на верующего налагалась тайная или публичная епитимия. В первом случае предполагалось воздержание от скоромной пищи в течение определенного срока, во втором - иногда длительное время, например, когда епитимия налагалась на лиц, занимавшихся колдовством, лиц инославного вероисповедания, недавно перешедших в православие, бывших сектантов.

Как пишет схиархимандрит Иоанн (Маслов), "Церковь и государственная власть в Древней Руси ревностно заботились о духовном совершенствовании народа и ступень за ступенью вели его к надлежащему пониманию и исполнению православных церковных установлений". И, как видно из приведенных примеров соблюдения поста, народ строго придерживался этих правил.

При Петре I (1682-1725) расширились экономические и культурные связи России с западноевропейскими странами. Это привело к тому, что общепринятая система питания претерпела изменения, привнесенные, прежде всего, через представителей знати, которая, восприняв нововведения, вкусила "заморских" яств и приобщилась к иностранной культуре. Но и среди нее находились ревнители старины, воспитанные в духе благоговейного уважения к церковным обрядам. Те же, кто по болезни не мог поститься, испрашивали разрешение у патриарха Константинопольского. Простые люди - горожане и особенно крестьяне, составлявшие большинство населения продолжали соблюдать посты. Это показывают исповедные ведомости, которые стали составляться с 1718 г., в соответствии с правительственными постановлениями, направленные на контролирование посещаемости храма. С неисповедающихся, а значит, неподготовившихся к причастию постом, брали штрафы.

После смерти Петра I началась эпоха дворцовых переворотов, которая продолжалась до начала XIX в. Одни правители сменялись другими, нередко далекими от русской культуры. К тому же в стране появилось много иностранцев, особенно протестантов, получивших право строить свои храмы. Они же, кстати, удивлялись тому, что крестьяне во время постов не продавали проезжим ни яиц, ни молока. Католические епископы, также посещавшие нашу страну, были свидетелями того, как строго соблюдали посты в Сибири, особенно Великий пост. Приезжавшие в Россию путешественники поражались, видя, что русские предпочитали скорее умереть во время болезни, чем принять лекарство, не выяснив предварительно, скоромное оно или постное. Существовало даже постановление, чтобы врачи давали под присягой обязательство, что в пост не будут давать лекарство, для составления которого надо было употребить яйца, мясо, молоко или животное масло.

Особенно удивлялись иностранцы тому, как часто русские ходили на богомолье в дни постов, наблюдая, что даже царские особы - Елизавета, Петр II, Екатерина II, Павел I - совершали паломничество в знаменитые монастыри. В народе хождению на богомолье придавали еще большее значение. В целом же в русском народе устойчиво сохранялись идеалы религиозно-нравственной жизни, позволявшие очень осторожно относиться ко всему иностранному, особенно если дело касалось постов. В постах русские видели существенную и необходимую принадлежность своей религии и считали, что от степени соблюдения постов зависит чистота их веры.

Как постились наши предки
О соблюдении постов в 10-18 веках

Закладки
проповеди | творения святых отцов | рецепты | посты церкви | православные сайты
© 2007 - 2017 Православный пост