"воздержание от пищи" и "устранение от злых дел"
Дата:
Когда мы говорим о посте или даже когда сами постимся, мы, как правило, думаем исключительно о воздержании от определенных продуктов и об умеренности в отношении других, постных. Однако такое восприятие поста односторонне и ущербно, так как истинный пост имеет двоякий характер. Существует телесный пост и наряду с ним духовный пост.

Телесный пост заключается в воздержании от тех или иных яств и напитков. Духовный пост, являющийся предпосылкой для поста телесного, касается в первую очередь души, но в широком смысле и всего человеческого естества. По христианскому учению он заключается не только в удалении от греха, но и в соблюдении воли Божией, в делании добрых дел и стяжании христианских добродетелей.

Когда мы говорим о телесном посте, мы имеем в виду частичное или даже полное воздержание от определенных продуктов. Но первоначально, как мы уже заметили, пост заключался в полном воздержании от любой еды и даже от воды. Однако с течением времени пост стал означать также воздержа-ние от определенной пищи по определенным дням или в течение тех или иных периодов.

Главная составляющая христианского поста, если говорить о "воздержании от яств", состоит в воздержании от мяса. Затем следуют некоторые другие продукты, также происходящие от "закалаемого" скота.

Этим воздержанием мы стараемся смирить свою плоть, обуздать инстинкты и усмирить страсти. Это то, что Апостол Павел называет "умерщвлением" и "распятием" плотского мудрования, страстей и похотей (см. Кол. III, 5; Гал. V, 24).

"Воздержание от яств" не означает гнуушения этими яствами, поскольку, по словам Апостола, всякое творение Божие хорошо, и ничто не предосудительно, если принимается с благодарением (1 Тим. IV, 4); это аскетическое усилие, направленное на освобождение от сластолюбия и изнеженности, которые Отцы считают "началом всякого греха". По прекрасному святоотеческому выражению, приведенному в Отечнике, христианский пост - не "убийство тела", а "убийство страстей".

Еще одно свойство поста, которое подчеркивают многие духоносные учители Церкви - умеренность в еде, которая касается не только поста, но и вообще отношения христианина к пище. Мы должны всячески избегать пресыщения и объедения. Мы едим столько, сколько требуется для жизни, а не для того, чтобы служить инстинктам и похотям. По словам святого Кирилла Иерусалимского, "станем употреблять пищу умеренно, не будучи отягощаемы чревобесием, но обуздывая свое чрево, чтобы иметь власть и над прочими страстями. Да будет управляемо тело душою, а душа да не будет увлекаема плотскими удовольствиями".

Однако помимо телесного поста настоящий пост включает в себя и духовный пост. Это, как мы уже сказали, пост души, состоящий в "удалении от зол", и он-то по преимуществу является "истинным постом", приятным Господу. Василий Великий учит: "Впрочем, пользу поста не ограничивай одним воздержанием от снедей: потому что истинный пост есть устранение от злых дел".

"Устранение от злых дел" означает воздержание от зла, то есть от греха во всех его проявлениях: от греховных дел, злых слов, страстных похотей, нечистых помыслов. И этот образ поста, заключаются в том, чтобы, по словам Иоанна Златоуста, "удаляться от всякого зла", гораздо выше поста телесного, заключающегося лишь в воздержании от пищи. Тот же Отец в другом своем сло-ве усиленно подчеркивает, что ценность поста заключается не в его "телесной" составляющей, но в воздержании от греха: "Ибо честь поста заключается не в воздержании от пищи, а в удалении от грехов, так что именно тотто и бесчестит пост, кто ограничивает его одним воздержанием от яств".

Это значение, которое наши Отцы придают духовному посту, не означает того, что они принижают пост телесный; во-первых, этим Отцы выстраивают правильное соподчинение двух сторон истинного поста, а, во-вторых, пытаются оградить верующих от опасности превратить пост, ограниченный лишь воздержанием от пищи, в бесполезное соблюдение внешних форм и правил.

То же учение - но уже в поэтической форме - развивают и церковные песнопения, в особенности Великой Четыредесятницы - главного периода воздержания и духовного поста на протяжении церковного года: "Постящеся, братие, телесне, постимся и духовне: разрешим всякий союз неправды, расторгнем стропотная нуждных изменений, всякое списание неправедное раздерем, дадим алчущим хлеб, и нищия, безкровныя введем в домы, да приимем от Христа Бога велию милость".

(Постясь, братья, телесно, будем поститься и духовно: разрушим всякие оковы несправедливости, расторгнем узы насильственных сделок, разорвем всякую несправедливую расписку, дадим голодным хлеб и введем в дома нищих и бездомных, чтобы получить от Христа великую милость).

Другая стихира говорит нам об опасности деградации телесного поста, не сопровождаемого постом духовным: "От брашен постящися, душе моя, и страстей не очистившеся, всуе радуеши неядением: аще бо не вина ти будет ко исправлению, яко ложная возненавидема будеши от Бога, и злым демоном уподобишися, николиже ядущим. Да не убо, согрешающи, пост непотребен сотвориши; но непоколебима к стремлением безместным пребывай..." (Постясь от пищи, душа моя, но не очистившись от страстей, напрасно ты радуешься неядению: ибо если оно не станет для тебя поводом к исправлению, ты, как лживая, будешь возненавидена Богом и уподобишься злым демонам, которые вообще никогда не едят. Греша, не сделай свой пост бесполезным; но оставайся непоколебима неуместными влечениями...).

Духовный пост, как мы уже заметили выше, заключается не только в отказе от чего-то, в "удалении от зол", но и в старании верующего отозваться на волю Господню и соблюсти Его животворные заповеди. Христианин отказывается от наслаждения материальной пищей и наслаждается духовными добродетелями. Он воздерживается от различной пищи, но питается словом Божиим и Его спасительными заповедями.

Апостольские постановления связывают соблюдение поста с подаянием милостыни: "После же недели поста мы предписываем вам поститься также каждую среду и пятницу, а излишками, образующимися от поста, поддерживать нищих". Таким образом, - постясь и совершая дела человеколюбия, - постились и первые христиане согласно Апологии Аристида, древнему христианскому памятнику относящемуся к началу II века: "А если среди них [христиан] есть кто нуждающийся или бедный, а у них нет возможности содержать его, они постятся два или три дня, чтобы подать нуждающимся необходимую пищу".

Но и в Постной Триоди, ярко и подробно раскрывающей богословие поста, встречаются чудесные выражения, разъясняющие эту сторону духовного поста: "Сытость греха, душе моя, возненавиждь всегубительную, насладися сытостию поста прилежно, спасительныя заповеди снедь сотвори, наслаждение исходатайствующия вечных благ верою". (Возненавидь, душа моя, всепагубное насыщение греха; старательно наслаждайся насыщением поста, сделай пищей спасительные заповеди, которые через веру ходатайствуют наслаждение вечными благами).

Подвизающиеся христиане "питаются Божественною благодатию" и с помощью "краснейшего" поста, "матери добродетелей", укрепляются к делам богоугодной жизни и взращивают спелый колос добродетелей.

Двоякий характер поста
"воздержание от пищи" и "устранение от злых дел"

Закладки
проповеди | творения святых отцов | рецепты | посты церкви | православные сайты
© 2007 - 2017 Православный пост