Онуфрий усмехается в бороду. Почему закон о переименовании УПЦ МП спустят на тормозах

30.01.2019 23:43 9

Онуфрий усмехается в бороду. Почему закон о переименовании УПЦ МП спустят на тормозах

Катерина Щоткіна

"Деловая столица", 29 січня 2019

У политиков очень сложная ситуация. Они не знают, что им сделать с УПЦ МП так, чтобы и эффектно, и не больно. Но и не делать ничего – нельзя. Электорат возбужден Томосом и требует продолжения банкет

Фото: dph2010.info

"Урядовий кур'єр" опубликовал список религиозных организаций "с центром в государстве-агрессоре", которые должны в обязательном порядке перерегистрировать свои уставы, указав в названии организации принадлежность к зарубежному центру. Сроку дано три месяца.

Опубликованный список немного гротескный. Как, впрочем, и закон, и вся ситуация, которая сложилась в связи с его принятием. Знакомясь с ним, даже относительно подкованный в церковном вопросе читатель может почувствовать себя, как девица, которая, готовясь к первой исповеди, читает список больших и малых прегрешений - и краснеет, и ахает: она даже не знала, что такое бывает. А она только и всего, что позавидовала соседкиным новым сережкам...

В документе упомянуты все изыски российского церковного андеграунда - и поповского, и беспоповского, и поморского, и древле- и истинноправославного. И все только для того, чтобы УПЦ МП, ради которой весь сыр-бор, не торчала одиноко, как шишкинско-гейневско-лермонтовская сосна на севере диком.

Очень умилила и приписка о том, что экспертное обоснование этого подробного списка так велико и основательно, что его в газету никак не вместишь, а потому читайте на сайтах Минкульта и "Урядового кур'єра" - если список русско-православных изысков вас, как ту девицу, заинтересовал и повлек в неведомые дали.

Что ж, ситуация требует пространных обоснований - закон про переименование, увы, относится к числу не самых удачных законодательных инициатив с совершенно определенной политической подоплекой. Страстное желание уесть Москву и ее церковь на фоне томосного хайпа и близости выборов дает зеленый свет весьма странным законодательным инициативам. И даже надежды на то, что президент не подпишет, наложит вето - никакой. Потому что - зрада.

Первое, что бросается в глаза - стахановские темпы, которые задает закон. Провести перерегистрацию общин в течение трех месяцев - невозможная задача. И если эксперты - такие эксперты, что могут расписать обоснования для всех русскоправославных изысков на три с половиной полосы "Урядового кур'єра", они не могут не знать, что закон задает невыполнимые временные рамки.

Во-первых, это многоэтапный процесс, который начинается сверху - с перерегистрации Устава Киевской митрополии, продолжается средним звеном - перерегистрацией уставов епархиальных центров, и только после этого докатывается донизу - непосредственно до организаций. Во-вторых, пропускная способность органов власти, которые занимаются регистрацией, весьма невысока.

Но кроме чисто технических проблем, имеются и организационные - менять Устав по собственному усмотрению УПЦ МП не может. Изменения должны быть утверждены в РПЦ. То есть сначала проект, который проходит согласительную инстанцию в Киеве на Архиерейском соборе, потом передается в Москву, проходит этап изучения и утверждения там, и только после этого можно идти с новой редакцией Устава в Минюст.

Но, может, это было сделано вовсе не для того, чтобы украинские общины перерегистрировались как российские, а для того, чтобы подтолкнуть публику к переходу в ПЦУ?

Но ПЦУ юридически точно так же нет, как и РПЦвУ. И в ближайшие три месяца вряд ли появится возможность регистрировать общины ПЦУ - поскольку она все еще не зарегистрировала свой основной Устав.

Впрочем, основная странность, вернее, несостоятельность этой законодательной инициативы не в сроках, конечно. И даже не в том, что церкви обязывают указывать их зарубежный центр - в этом положении можно найти рациональное зерно: потребитель культовых услуг имеет право знать, откуда миро. Приписка про "центр в стране-агрессоре" уже несколько сбивает прицелы - закон начинает противоречить Конституции, провозглашающей равенство всех религиозных организаций независимо от их центров.

Кроме того, закон вовсе не гарантирует честность в отношении потребителя. В нем сказано только о том, что организации должны перерегистрировать уставные документы. При этом никто не обязывает организацию менять вывеску на дверях. Там может быть написано "Вытирайте ноги!", а может - "Украинская православная церковь". Наличие и содержание этой вывески никак не лимитируется законом о свободе совести.

Но самое интригующее даже не это, а вот что: закон обязывает переименоваться - но что если не?.. Ответа в законе нет. Как и масса других украинских законов - хороших и плохих, умных и глупых, конституционных и не совсем - этот не содержит никаких указаний касательно санкций за невыполнение. Да и какие могут быть санкции, если религиозная организация вообще не обязана регистрироваться?

Это делает закон универсальным, хоть и малоупотребимым на практике. Технический закон о переходах вызвал куда более горячую реакцию. Обе стороны понимают, что цель закона о переименовании - не переименование и даже не отъем собственности. Его цель - держать публику в тонусе. Пускай догадываются, что если не...

Пока единственное настоящее опасение - передел собственности. Теоретически, если организации не перерегистрируются, их регистрация станет недействительной, а собственность может оказаться вакантной. После чего ее можно будет передать другой организации либо перевести в госсобственность. На такую версию развития событий работает сам почетный патриарх УПЦ КП Филарет. Не переименуются, мол, - потеряют собственность. А мы подберем.

Однако никаких механизмов подбирания нет. Можно только предположить будущую цепочку событий: недействительное название - недействительная регистрация - недействительные документы на собственность или аренду... Впрочем, тут уже начинается простор для творчества. Можно ли будет отнять собственность у организации - прихода, монастыря, семинарии - в случае неудовлетворительного наименования в документах? И если даже ответ - по закону - да, то как вы себе это представляете на практике? Представляете делегацию из сельсовета или райадминистрации, которая приходит в село и опечатывает церковь при "живом" священнике и прихожанах? Или - хардкор так хардкор - выселение из Киево-Печерской лавры монахов УПЦ МП, которые не привели в порядок документы?

Представили? Отлично. Законодательная инициатива достигла своей цели. Чем страшнее картинку нарисовало ваше воображение, тем лучше. Не для вас, само собой, - для рейтинга.

Можно понять руководство УПЦ МП, которое, усмехаясь в бороды, даже не собирается переименовываться. Они, может, даже ждут, когда веселье начнется - когда придут опечатывать, отнимать, выгонять. Когда общины смогут завалить суды всех инстанций - вплоть до Европейского суда по правам человека - исками к государству Украина за дискриминацию по религиозному признаку. Под дружный аккомпанемент российского телевизора: гонения, страдания, куда-смотрит-Госдеп...

И ведь есть все шансы выиграть такой суд - причем с фанфарами. Право на самоназвание - одно из прав религиозной организации. На них не распространяются рыночные принципы, согласно которым "потребитель имеет право знать". Община вольна выбирать название, созвучное ее мировоззрению. И государство не может вынудить организацию поменять название, не превышая при этом своих полномочий. Хоть бы центр этой религиозной организации находился прямо в аду.

Все, что может сделать государство, - запретить деятельность тех или иных организаций и связанных с ними "филиалов" на своей территории. Для чего нужны, разумеется, очень веские причины и/или огромная политическая воля. Причем в ряду веских причин аргумент "национальной безопасности" далеко не первый (если он там вообще есть) - для того чтобы можно было кого-то запретить, организация должна нести угрозу жизни и здоровью граждан. Права человека - в том числе религиозные - выше интересов государства.

В общем, у политиков очень сложная ситуация. Они не знают, что им сделать с УПЦ МП так, чтобы и эффектно, и не больно. Но и не делать ничего - нельзя. Электорат возбужден Томосом и требует продолжения банкета.

Руководство УПЦ МП, которое заявило сразу, что ничего менять не станет и "попробуй возьми", может позволить себе сидеть на берегу реки и ждать. В первую очередь выборов, конечно, - в зависимости от того, чем они увенчаются, этот закон будет либо спущен на тормозах, либо, возможно, доведен до очередного громкого скандала.

Поэтому закон, скорее всего, будет спущен на тормозах независимо от того, как и чем увенчаются выборы - иметь дело со скандалом не захочет ни пророссийский, ни до глубины души украинский президент. Единственное, чем вообще можно объяснить появление этого закона - невозможностью сказать "нет" антимосковской инициативе в предвыборный период. Но когда выборы пройдут, пройдет и необходимость нарываться на неприятности ради рейтинга. Срок в три месяца - это не столько срок, данный на перерегистрацию, сколько срок жизни самого закона. Аккурат до выборов. А после них все, как обычно, спишут на "папередников".

Ссылка на первоисточник: https://risu.org.ua/ua/index/monitoring/society_digest/74528/

Следующая новость
Предыдущая новость

Подробно о системах видеонаблюдения - как выбрать правильную Выходные в Запорожье: самые необычные экскурсии Игровой портал для избранных - слоты для настоящих победителей Где купить православные четки из настоящего камня? На Косівщині покійників до церкви переправляють канатною дорогою

Публикации