День национального единства

05.11.2017 12:15 6

Дмитро Горєвой

"Петро і Мазепа", 4 листопада 2017

История одного зарубежного праздника, почему-то объявленного нашим.

Продолжаем трудиться на ниве деконструкции мышебратских праздников, особенно щедро усыпанных религиозными специями. Сегодня в фокусе нашего внимания — день памяти Казанской иконы Божией Матери. Обозначим сразу — тему наличия праздников «разных Богородиц» (о да, и Гваделупской тоже!) я не буду рассматривать. А посему рассмотрю только конкретно заявленный праздник.

Меня не особенно интересует сам образ, его искусствоведческая составляющая. Для меня важно, какой смысловой нагрузкой обладает эта икона, к каким историческим событиям апеллирует и какую культурную информацию в себе несёт.

История возникновения этой иконы относится к XVI столетию. На территории современной Республики Татарстан (Россия) тогда существовало Казанское ханство, населенное преимущественно татарами (как неожиданно), которые исповедовали ислам. Татарские мужики были настолько суровы, что не платили дань Москве, а Москва платила им (сейчас Татарстан является одним из основных доноров в федеральный бюджет РФ, а вот дотаций не получает). Но пресловутому «Третьему Риму» это, ясное дело, не нравилось, и в конце концов Иван IV, который Грозный, Казань взял. Как и водилось в те времена, захватил территорию — ассимилируй население. Даже в Западной Европе в те времена религиозная свобода не была мейнстримом, а повсеместно действовал принцип cujus regio, eius religio (чья власть того и вера). В общем раскинувшиеся среди казанских берёзок минареты исламских мечетей вскоре сменились «золотыми куполами».

Православной церковью для легитимации этого процесса распространялась легенда о якобы явившейся иконе Богородицы после масштабного пожара в Казани. Тут нужно пояснение: местные мусульмане считали, что это огненное наказание от Аллаха за отступничество и переход в христианство. Для дезавуации этих слухов и использовали историю про явление иконы, более того сообщили, что сама Матерь Божья явилась во сне юной девочке и сказала, под какими завалами искать её образ. Тогда митрополитом казанским был Гермоген, он собственно и способствовал всячески распространению почитания этой иконы. Позднее именно он сыграл ключевую роль в популяризации этого образа в России.

В начале конце XVI — в начале XVII века Московское княжество переживало период междувластий, именуемый в истории смутой. На сыне Грозного Федоре династия Рюриковичей фактически прекратилась. Позднее на трон вступил Шуйский, который хоть и был представителем прежней царской семьи, но уж очень далёким.

Неразберихой и междувластием решила воспользоваться Польша. Сначала в Речи Посполитой появляется некий юноша и заявляет, что он чудом выживший сын Ивана Грозного — Дмитрий. Заручившись поддержкой короля и магната Мнишека (а на самом деле пообещав им пряников в виде Смоленска, Новгорода и Пскова) юноша выступает на Москву, мол, я наследник престола и вообще хочу защитить права покойного папаши. Важно, что среди прочих «помощников» в войске (Лже)Дмитрия (так его стали называть позднее, тогда он был самый настоящий Дмитрий) были запорожские козаки, видать, тоже свой зыск имели от наваляния мышебратьям.

В ходе кампании было множество интриг и не меньше военных сражений, но в конце концов (Лже)Дмитрий Москву таки взял. Ему подсобили некоторые из бояр. Вскоре поставили патриархом своего человека, и тот венчал нового правителя на царство. Но местным не нравилось, что с новым царём пришли поляки и всячески глумились над москвичами. Этим недовольством воспользовался Шуйский, пустив по Москве слух, что «Он вам не Димон». В итоге самозванца казнили, а Шуйский занял престол. Спойлер: правил он всего четыре года, после чего местные свергли и его тоже, заточив в монастырь.

Несмотря на правление царя из рода Рюриковичей, борьба за власть не прекращалась. С креативом в те времена была напряжёнка, а посему технологию использовали старую, зато проверенную. В общем в народе появился (Лже)Дмитрий II. В тоже время поляки уже не стали доверять всякого рода авантюристам, а хотели поставить на русский престол королевича Владислава — сына польского правителя Сигизмунда III. Владислава поддержали влиятельные бояре, а вот народные массы и духовенство отрицательно относились к его католической вере. И поэтому поддержали самозванца. «Главное, чтобы не был католиком», — утверждали местные. Ну поляки во второй раз зашли в Москву и снова глумились над русскими. Местным это, ясно, не понравилось, духовенство тоже устало от кощунств латинян, а посему готовили народное ополчение.

Одним из идейных вдохновителей этого движения был Сергей Тарута патриарх Гермоген, который ранее правил в Казани. Он благословил Минина и Пожарского своим любимым образом Казанской иконы Божией Матери. Более того, ополченцы взяли икону с собой на сражение. После победы над польскими войсками установили праздновать день почитания этой иконы 4 ноября, когда были разбиты поляки. Уже в современный период к этой дате приурочили день национального единства России. Правда, не очень понятно, какие нации тут должны единиться? Чуваши с якутами или ненцы с чеченцами? Ясно одно — этот праздник должен служить фундаментом для консолидации общества и недвусмысленно намекать на вред борьбы за власть и пользу монаршего правления.

На этом список «чудес» иконы не заканчивается. В массовое сознание пытались привить мифы о выдающейся роли образа во Второй мировой войне. Что якобы только иконою остановили немцев на подступах к Москве, и что с молебна у образа началась Сталинградская битва. Но российский протодьякон Андрей Кураев прекрасно опроверг все эти байки, и позже от них отказались, оставив лишь эпизоды из средневековой истории.

Вся эта долгая (и надеюсь занимательная) прелюдия писалась для понимания предыстории и смысловой нагрузки сего праздника. А теперь, уважаемые знатоки, вопрос: «Каким боком этот праздник относится к Украине, украинскому обществу и к украинскому православию?» Зачем современному украинцу отмечать этот праздник?

К взятию Казани Иваном Грозным мы относимся примерно так же, как к походам Пипина (прости Господи) Короткого на саксов — то есть слышали о таком, но от него как бы ни холодно ни жарко. Странным выглядит празднование поражения польских войск, в составе которых было множество запорожских козаков. Да и отмечать день национального единства россиян, которые и нас пытались втянуть в это единство, а за отказ развязали войну, как-то неприлично.

Нет, я понимаю, почему этот праздник есть в календаре Украинской Православной Церкви, которая Московского патриархата. Она дочерняя структура, а потому общие правила действуют и на неё. Хотя и есть некоторые сдвиги. В этом году они не празднуют этот праздник пышно, поскольку он припал на день поминовения усопших (православная традиция). И вот разница: россияне перенесли церковное празднование и спокойно себе отметили свою памятную дату, а в украинском филиале просто обошли широкое празднование.

Однако я реально недоумеваю, что же этот праздник делает в календаре Киевского патриархата, последовательно отмежевавшегося от всего политически-российского? Похоже, что церковь как институция довольно таки консервативна, движется очень инертно, и для того чтобы что-то изменить, нечто пересмотреть, ей нужно время.

Важно бы понимать, сколько ещё вот таких праздников, имеющих явные идеологические корни, есть в церковной традиции? И сколько нам нужно времени, чтобы деконструировать политические праздники, щедро усыпанные религиозной компонентой? Особенно интересно размышлять об этом во времена 500-летнего юбилея Реформации Мартина Лютера, но это уже совершенно иная история…

Ссылка на первоисточник: https://risu.org.ua/ua/index/monitoring/society_digest/68874/

Следующая новость
Предыдущая новость

Изготовление световых коробов Самый большой выбор напольных покрытий со скидками Реализация проектов на основе социального бизнеса Між духовенством та районною владою Рівненщини відбувся благодійний футбольний матч Виртуальные развлечения с денежными призами победителям

Публикации