Вера во время войны. Как конфликт на Донбассе изменил протестантскую церковь

31.10.2017 16:04 3

Вера во время войны. Как конфликт на Донбассе изменил протестантскую церковь

Євгеній Савватєєв, Богдан Кінащук

"Громадське", 27 жовтня 2017

Логистический пункт волонтерской организации ASAP в Донецкой области Фото: Громадское

«После допроса меня подняли, поставили к стенке. Глаза завязаны. Ткнули в спину автомат, передернули затвор и со словами «сдохни» нажали на спусковой крючок».

Военный капеллан Геннадий Лысенко рассказывает, как три года назад во время оккупации Славянска (город в 130 км от Донецка, с которого началась война на Донбассе; Славянск был под оккупацией 3 месяца) его взяли в плен боевики Игоря Стрелкова-Гиркина.

«Выстрела не последовало, но зато последовали новые допросы уже на тему «кто ты такой?».

Капеллан

Геннадию 47-м лет, у него двое детей и жена. Он из Славянска. Учился в военном училище в России, но его не закончил. Говорит, были проблемы с дисциплиной.

В 1993-м году Геннадий пришел в протестантскую церковь «Добрая весть».

«Как я туда пришел? Начали приходить Свидетели Иеговы, предлагать литературу. Я пошел к теще, попросил Библию, потому что, говорю, мне что-то объясняют, хотят что-то «втюхать», а я не понимаю о чем речь. Так и пришел в церковь», - говорит Геннадий.

Последние три года он капеллан-волонтер. Привозит в прифронтовые города гуманитарную помощь для местного населения, военных и медиков. Именно по дороге в один из таких городов, Авдеевку (город в 20 км от Донецка), он рассказывает историю своего плена.

Вера во время войны. Как конфликт на Донбассе изменил протестантскую церковьКапеллан Геннадий Лысенко Фото: Громадское

Плен

«Кто ты такой? — спрашивал дознаватель. — У нас тут люди под себя ходят, когда только затвор передергиваем, а ты даже не пошевелился».

«Наверное, они думают, что у меня какая-то спецподготовка», - подумал тогда Геннадий.

«Я верю в Бога. Поэтому, если вы решили меня убить, я могу только одно сказать: «Господи, прости, и здравствуй, Иисус».

Когда Геннадия только везли в подвал захваченного СБУ в Славянске (здесь был расположен штаб Стрелкова), тот успел позвонить жене и пастору его церкви Петру Дуднику.

«Не переживай, все будет хорошо, я сделаю все, чтоб тебя вытащить», — сказал Петр.

Несколько раз боевики давали ему понять - из здания он не выйдет.

Говорили между собой: «Ты чо, соображаешь, он расстрельный. Его опять на расстрел», - говорили незнакомые голоса.

Его схватили якобы за то, что Геннадий помогал украинским военным.

На допросе больше всего интересовались структурой церкви.

«Сама структура построения церкви им почему-то напомнила боевое подразделение. Пастор не всегда в состоянии охватить нужду всех в церкви, он один, а прихожан - 600. Поэтому существуют малые домашние группы. Ну им показалось, что это чуть ли не военный механизм. А домашние группы - чуть ли не партизанские отряды».

Выпустили Геннадия благодаря сотрудничеству Петра Дудника с одним из фондов донецкого олигарха Рината Ахметова.

«Я не знаю, кто ты, что за тебя такие люди хлопочут, - сказал Геннадию дознаватель, - Но я подумал и решил подарить тебе сегодня жизнь».

Вера во время войны. Как конфликт на Донбассе изменил протестантскую церковь

Логистический пункт волонтерской организации ASAP в Донецкой области Фото: Громадское

Эвакуация

«Их цель была - деморализовать верующих», - говорит пастор Петр Дудник, вспоминая о временах оккупации.

Одним из самых трагичных эпизодов для протестантской общины города стал расстрел четверых служителей церкви Преображения Господня: Владимира Величко, Виктора Брадарского, Рувима и Альберта Павенко.

8 июня 2014 года после службы на день Троицы их у выхода из молитвенного дама ждали боевики, у части из них были нашивки «Русская православная армия». Протестантов повезли в неизвестном направлении. Позже была найдена братская могила с их телами. Сейчас на этом месте их церковь строит памятник.

Когда весной 2014-го в городе только появлялись боевики, а вокруг Славянск брала в кольцо украинская армия, Петр Дудник и церковь «Добрая весть» начали эвакуацию населения.

После того, как Петр на своей странице в Facebook написал о первых людях, которые смогли покинуть город, к нему начали обращаться сотни других. Всего за время боевых действий в Славянске церковь вывезла 4 тысячи человек. В основном отвозили в соседний Святогорск, где снимали базы отдыха для этих нужд.

Мы общаемся с ним в здании церкви «Добрая весть». Это самое вместительное помещение в городе. На службу сюда приходят 800-900 человек.

Во время войны это помещение захватили боевики. Самого Дудника хотели арестовать, но не успели. Среди боевиков был прихожанин церкви, который предупредил пастора об этих планах.

Вера во время войны. Как конфликт на Донбассе изменил протестантскую церковь

Пастор протестантской церкви «Добрая весть» Петр Дудник Фото: Громадское

Вера во время войны. Как конфликт на Донбассе изменил протестантскую церковь

Протестантская церковь «Добрая весть» в Славянске Фото: Громадское

«Поэтому я выехал и во время эвакуации людей стоял за украинским блокпостом. Люди высаживались из бусов, пересаживались в другие, и мы их отвозили в соседние города», - вспоминает Дудник.

«Мы понимали, что сценарий следующий: город сильно укреплен, с украинской стороны началась пропаганда, что в городе никого не осталось, кроме боевиков, поэтому если бы была активная фаза наступления – наши бы сказали: «засыпать город ГРАДами», - говорит Дудник.

Боевики покинули Славянск 5-го июля 2014-го. Дудник рассказывает, что это было сюрпризом для всех, в том числе для украинских военных.

«5 июля в 5 часов утра мне позвонил человек из нашей церкви и говорит: «пастор, а ты знаешь, что в церкви уже никого нет?». Я говорю: «Как никого нет? А где те люди, которые жили?». – «Ни одного человека нет». «А что ты в городе наблюдаешь?» – «Я – говорит, – вижу там курточка, где-то недопитый чай, а где-то даже оружие брошено и никого нет». Звоню в штаб АТО знакомому подполковнику и говорю: «Виталик, а ты знаешь, что в городе уже нет ополченцев, нет боевиков?». Ответ: «Такого быть не может».

Вера во время войны. Как конфликт на Донбассе изменил протестантскую церковь

Пастор Петр Дудник в детском центре «Паруса надежды» Фото: Громадское

Помощь

«В этой машине вывозили людей с инвалидностью. Убирали сидения и можно было положить человек семь», - вспоминает капеллан Геннадий Лысенко во время нашего пути в Авдеевку.

Сейчас в автомобиле лежит дюжина мешков картошки, буряков, лука и морковки. То, что прислали волонтеры из западных областей страны. Капеллан везет это медикам, военным и местным миссионерам, которые помогают нуждающимся на линии разграничения.

Во время войны «Добрая весть» открыла 28 миссионерских центров в прифронтовых городах. По словам Дудника, идея этих центров в том, чтобы не просто передавать местному населению гуманитарную помощь, а еще и менять менталитет населения. «Мы заметили, что давая людям продукты, мы не помогаем им менятся. Донбасс - это индустриальный регион. Люди здесь привыкли рассчитывать на начальство и не привыкли брать ответственность на себя. А мы бы хотели стимулировать у людей «дух предпринимательства», поэтому организовываем предприятия, как, например, хлебопекарню в прифронтовой Марьинке», - говорит Дудник.

Часто местные протестантские миссионеры выполняют те функции, с которыми не справляется государство. Например, доставка гуманитарной помощи или восстановление домов.

Во время обстрелов Авдеевки зимой этого года, когда в городе не было отопления и света, протестанты поставили свои пункты обогрева рядом с государственными.

Другая цель миссионерских центров, по словам Петра Дудника, - снизить уровень ненависти в прифронтовых городах. Как это происходит мы увидели, когда вместе с капелланом Геннадием Лысенко и местными волонтерами зашли в один из частных домов, который пострадал от обстрелов.

«Я была в соседней комнате, - рассказывает его жительница Валентина Петровна. - Вдруг слышу «УУУ!!!» и ветер!».

В ее дом попал и разорвался снаряд. Теперь на месте окна у нее висит ковер.

Местные власти обещали помочь, но обещание пока не выполнили.

«Передайте, что я жду помощи!» - обращается она к нам.

Убрать из дома осколки после взрыва помогли миссионеры «Доброй вести». Молодые люди едва ли не единственные волонтеры, которые посещают одинокую старушку.

Вера во время войны. Как конфликт на Донбассе изменил протестантскую церковь

Капеллан Геннадий Лысенко проведывает жительницу Авдеевки Валентину Петровну Фото: Громадское

Шанс

«Церковь за время войны стала более открытой для людей невоцерковленных, - говорит Петр Дудник. - Я имею ввиду служение на линии фронта, переселенцам, военным, капелланское служение. Это не было так ярко выражено в большинстве церквей до войны».

Его поддерживает пастор киевской церкви «Вера, надежда, любовь» Николай Михалюк. Он сравнивает нынешнее время с началом 90-х, когда уровень религиозной свободы был крайне высок.

«Як тривога, так до Бога, - цитирует он пословицу, - Мне кажется, что украинские протестантские церкви сейчас переживают рост именно в связи с трудной экономической ситуацией, в связи с войной. Евангельские церкви, и другие тоже, очень адекватно реагируют, ведь людям необходима помощь: как моральная, так и материальная».

Зимой 2014-го года Николай и его жена Майя создали в Facebook группу для помощи жителям прифронтовых городов: Авдеевка, Пески, Опытное, Водяное, Красногоровка, Марьинка и другие.

Поначалу поездки были раз в три недели, потом - раз в месяц. Возили продукты, медикаменты свечи, одежду и обувь для детей, поздравляли школьников с Новым годом и Рождеством. В 15-м году ездили раз в три недели, в 16-м - раз в месяц-полтора.

После этого помещение церкви в одном из спальных районов Киева стало координационным центром, куда люди приносили продукты, медикаменты. Отсюда это все отправлялось на Донбасс.

По словам теолога Михаила Черенкова, события войны стали шансом для протестантов вписать себя в украинскую идентичность.

«Война вернула субъектность протестантам, они осознали себя как что-то отдельное, которое является влиятельным», - поясняет он Громадскому.

Вера во время войны. Как конфликт на Донбассе изменил протестантскую церковь

Пастор протестантской церкви «Вера, надежда, любовь» Николай Михалюк Фото: Громадское

Будущее

Военная тема стала для протестантов своеобразным мотиватором.

«Люди приходят в церковь, потому что чувствуют, что зашатались все основания. Близость смерти и непредсказуемость окружают, ты понимаешь, что должен опираться на что-то большее, чем свои возможности. Поэтому для протестантов и в целом для христианства трудности - это прекрасная возможность напомнить о Боге», - поясняет Черенков.

При этом в будущем, по мнению Черенкова, перед протестантской миссией на Донбассе есть и вызовы. В частности, соблазн навязывать местному населению свою точку зрения.

«Всегда есть риск, что люди будут пользоваться ситуацией. Что если кто-то нуждается в помощи, то ему легко можно навязать свою точку зрения, затащить в свою организацию. То есть «завербовать». Но думаю, что для Донбасса нет такой угрозы, потому что сами протестанты не злоупотребляют своей миссией. Они понимают, что это происходит на глазах у других церквей: православной, греко-католической и католической, чьи организации также присутствуют там. И понимая, что каждая твоя ошибка будет дорого стоить, ты думаешь как помочь так, чтобы не пострадало достоинство человека. Для протестантов сегодня - это большой вызов. И они даже боятся, что могут «захлебнуться» людьми, которые идут в церковь не за словом, а за хлебом».

С этим согласен и пастор Николай Михалюк.

«Насильно мил не будешь» и как по мне, отношения с Богом нельзя чем-то заслужить, «купить» или же «подделать» каким-то внушением или же принуждением. Это Любовь, ответ на Его милость и благодать, это как понимание того, что Он тебя любит и принимает... К сожалению, наверное, случаи такие бывают, хотя я не был свидетелем таковых, а церквей знаю много... Но, слышал, что есть такого рода манипуляция. С моей точки зрения, это больше исключение чем правило».

По словам теолога Михаила Черенкова, основа будущего для протестантской церкви - это «армия волонтеров», которая появилась за годы войны.

«Это будущее церкви. Оттуда я ожидаю новых реформаторов, новых служителей, миссионеров, идеологов, новых «лютеров».

Первые протестантские церкви появились в Украине в 18 веке.

Бурное развитие протестантизма наблюдалось в начале 20-го века особенно на Западной Украине (под влиянием Австро-Венгрии и Германии).

Во времена СССР протестанты были в подполье. После распада советского государства церкви начали свою миссионерскую деятельность с новой силой.

Сейчас, по официальной статистике, в Украине около 10 тысяч протестантских религиозных организаций (то есть храмов, общин, ассоциаций и т. д.). Это в два раза меньше, чем православных и в два раза больше, чем католических.

В Украине представлены все основные направления протестантизма: лютеранство, кальвинизм, баптизм, пятидесятничество и другие.

По данным социологов, количество протестантов в Украине стремительно растет. В связи с войной активность протестантов усилилась, особенно на Донбассе.

Протестанты в Украине занимаются многими социальными темами. Помогают пожилым людям в домах престарелых, посещают детские дома, организовывают социальные служения.

Ссылка на первоисточник: https://risu.org.ua/ua/index/monitoring/society_digest/68815/

Следующая новость
Предыдущая новость

Архімандрит УАПЦ повернувся в УПЦ (МП) Барселона – отражение испанского характера Основы ремонта домашней электроники Онлайн казино Эльдорадо: как обойти блокировку Быстрый обмен с Киви на Приват

Публикации